Ще не вмерла Україна

Ще не вмерла Україна

 
Так считает основатель и руководитель одного из лучших в Европе джазовых оркестров «РадиоБенд» Александр Фокин, оценивая состояние и перспективы культуры в нашей стране. В 1989 г. он, имея высшее инженерное образование, заочно окончил Харьковскую консерваторию. Затем его деятельность была связана с бизнесом и госслужбой. К музыке вернулся через 10 лет, когда в 1999 г. друзья предложили создать оркестр. Вначале предполагалось сделать «что-то для себя, для души», но Фокин настоял: если «заводиться» с музыкальным проектом, то делать его нужно профессионально.
С чего же все началось?
- Сначала нужно уточнить, что это не  биг-бенд  в  чистом  виде  - оркестр, состоящий из пяти саксофонов, четырех труб и четырех тромбонов плюс ритм-секция, — а так называемый шведский состав, или  «комбо», в котором всего шесть духовых, но представлены все их виды - три саксофона, две трубы и тромбон. Это сделано намеренно. В нашем оркестре мастерство игры на них является определяющим. Когда слушаешь запись «РадиоБенда», создается впечатление, что играет большой состав. Специфическая особенность биг-бендов - там всегда происходит дублирование партий, усиление, сложение. В комбо - все солисты, т. е. изначально отсутствуют слабые места и каждый участник солирует. В биг-бенде вторые, третьи голоса подчинены лидеру группы саксофонов и тромбонов. У нас такого нет, поэтому два трубача должны сыграть как четыре, а три саксофониста - как пять. Естественно, необходимы специфические аранжировки. Такой оркестр более гибкий: нам по плечу то, что биг-бенды не могут играть априори, например модная музыка, достаточно агрессивная и выстроенная на современных ритмах. Это как сравнивать симфонический с камерным оркестром, которому подвластна легкая подвижная музыка.
Оркестр был создан в конце 1999 г. Он прошел много этапов смены составов, направлений и в результате остановился на исполнении современной музыки. Мы владеем одной из лучших коллекций музыкальных инструментов; среди них уникальные клавишные Hammond ВЗ и Fender piano, которые считаются необходимым джентльменским набором каждого высококлассного коллектива. У нас есть самые современные средства звукозаписи и самая лучшая диджейская аппаратура. Мы играем доступную музыку: от традиционного джаза до современного данса.
Каким образом уживаются Hammond ВЗ и синтезаторы с возможностями сэмплирования?
- Мы сэмплирование не используем, так как считаемся оркестром живого звучания. Свои диски записываем только с концертов, у нас нет студийных фонограмм, хотя наша студия - лучшая в стране. Коллектив представляет слушателям только исполнение вживую и очень гордится этим.
Планируете ли вы цикл передач, посвященных джазу? Если да, то, на каком этапе эта идея?
- Такая программа начала выходить на УТ-1 с октября прошлого года и благополучно «умерла» еще в самом начале. Хотя она пользовалась успехом, поскольку живые концерты были удачным форматом, новое руководство УТ-1 приняло решение сдвинуть показ на три часа ночи, я с этим согласиться не мог и снял передачу с эфира. Но считаю, что так будет недолго: в Европу нужно идти в европейских туфлях, а не в потертых лаптях. Мы сейчас работаем над этим вопросом с одним из ведущих телеканалов и хотим сделать шоу не просто оркестра и его солистов, а звезд мировой музыки, например Джонатана Батлера и Эрика Мариентала. Это возможность показать Украине всемирно известных знаменитостей, которые пользуются популярностью, а не сошедших в тираж и приглашенных за определенные гонорары.
Кто составляет главный стержень коллектива? У вас есть несколько молодых ребят, а в телепередачах выступал в основном классический состав.
- Классического состава нет уже года три. Со времени первого концерта мне пришлось дважды поменять коллектив практически полностью. Единственный человек, который остался – гитарист Анатолий Михайлов, все остальные –  новые люди. Когда два года назад мы внесли изменения в состав, музыкальная общественность высказала мнение, будто я набрал студентов, выпускников музучилища и буду делать студенческий оркестр. Они смеялись, а мы работали. А сейчас, вы видите, большинство в коллективе - ребята 20 с небольшим лет - сделали такой шаг в музыке, что я говорю: «Дай Бог, чтобы их сознание их догнало». Это очень важно – адекватно осмысливать себя: они играют уже как звезды, но еще совсем молодые. Мне достаточно оценки нашей работы такими музыкантами, как Эрик Мариентал или Вальфредо Рейес, которые были у нас в гостях. Я знаю рецепты, как научить музыканта играть, но меня беспокоит разрыв между качеством исполнения и отсутствием понимания своего места в этой сфере. В команде есть один молодой саксофонист, который родился в глуши, но играет так, что его воспринимают звезды высокого уровня. Может, я утрирую, но это так. Мои ребята - люди не из рафинированных семей, а скорее наоборот - сироты в прямом смысле этого слова, сироты украинской музыки.
Сироты украинской музыки - сильно сказано. В американском джазе тоже были единичные исполнители, родившиеся в зажиточных семьях.
- В Америке все пропитано этой музыкой, там ты живешь, окруженный ею, где бы ни родился - в гетто или в богатом квартале - это не имеет значения. Она - часть культуры. А у нас? Я работаю в Гостелерадио с 1979 г. и знаю, чем у нас что пропитано. Поэтому рад тому факту, что нам удалось создать внутри оркестра особый микроклимат, ауру, благоприятную для осмысления музыки, которую играем: современной, традиционной или совсем старинной. Мы ничего не принимаем на веру и все перерабатываем. Даже если это пьесы звезд, я что-то дописываю и никогда не «передираю» один к одному - это принцип выражения отношения к музыке через усовершенствование партитур.
Следите ли вы за работой других украинских оркестров?
- У меня играют воспитанники многих коллективов. Очень талантливый тенор-саксофонист Паша Гузев, выходец из знаменитой детской школы Александра Гебеля из Кривого Рога, Виктор Басюк - воспитанник Гебеля, - переехав в Киев, он привнес традиции этой школы и передает навыки молодым ребятам. Мне бы очень хотелось иметь своеобразную «скамейку запасных» - группу второго и третьего составов.
А создать нечто похожее на школу джаза московского клуба «Замоскворечье»?
- Мне всегда очень хотелось, чтобы каждый занимался своим делом. Надеюсь, найдутся люди, которые откроют в консерватории кафедру джазовой эстрадной музыки, что мне, кстати, предлагал сделать бывший ректор Олег Тимошенко. Я отказался, поскольку понимал, что технические и организационные работы придется тащить на себе: либо из собственного кармана, либо на энтузиазме. Преподавать на разбитых стульях невозможно, необходим определенный базис. Я очень хочу, чтобы наш оркестр и его записи стали примером для других. Чтобы появились талантливые ребята, которые сперва будут подражать, потом играть по-своему какие-то свои вещи. Я думаю, вес можно возродить, потому что сейчас уже стало престижно играть в таком оркестре. Это тоже о чем-то говорит - в частности, об уровне общей культуры.
- В нашей работе очень удачно сочетается опыт людей, прошедших школу разной, не только джазовой, но и рок-музыки, что очень ценно, поскольку мы играем на грани стилей: это не классический джаз, я лаже не люблю называть наш коллектив джазовым оркестром, а тем более биг-бендом. На мой взгляд, их, как и симфонический оркестр, например, нужно воспринимать как классику, не более того. Вы наверняка не сможете назвать мне ни одного биг-бенда в классическом составе, который играл бы современную музыку. Даже у великого Сандовала музыканты не выходят за рамки классического латино, афрокубинского стиля. Но такую жесткую музыку, как наша, они не играют.
Какое самое сильное впечатление осталось у вас от проделанной работы?
- Самые сильные эмоции - конечно, от реакции полного зала, после того как ты воплотил, например, концертный проект. Нет ничего более сильного, чем заполненный зал дворца «Украина», когда четыре тысячи слушателей встают и после третьей пьесы зовут «на бис », а у нас на концертах это, как правило, бывает. Оставляют неизгладимые впечатления совместные выступления, например с вибрафонистом № 1 в мире Роем Эйерсом. В сборнике interJazz есть потрясающая пьеса Mystic Voyage в его исполнении.
- С ней была очень интересная история. Рой спросил, что мы будем играть. Услышав в ответ о Mystic Voyage, он сказал, что уже 25 лет ее не исполнял. Я предложил послушать мою версию. И когда Рой услышал, как два флюгельгорниста играют в унисон подвижную часть, то сразу согласился и сыграл с нами блестяще. Это свидетельствует о том, что оркестр очень здорово сбалансирован и в состоянии работать со звездами столь высокого уровня. Нет ничего более приятного для дирижера и руководителя, чем слова музыканта экстра-класса, что такую игру можно услышать в Нью-Йорке и Чикаго, настолько это было для него органично, - наверное, это и есть высшая похвала. Я считаю очень серьезным признанием полученное приглашение снять художественный фильм в Голливуде. В сентябре уже будет готов сценарий, по которому снимут полноценный художественный фильм об оркестре.
По принципу «Канзас-Сити»?
- Нет, «Серенады Солнечной долины», только в современном прочтении. Это будет скорее фильм-концерт, а оркестр - коллективный актер, вокруг которого строится сценарий и разворачиваются все события. В финале картины зритель увидит фрагменты колоссального гала-концерта, в котором примут участие десяток суперзвезд мирового джаза, приехавшие в Киев для выступления. Необходимые документы с продюсерами уже подписаны, и с сентября мы начнем работать над этим проектом. Кроме того, у нас есть предложение от Карена Шахназарова снять сиквел фильма «Мы из джаза 2», т. е. уже о современном джазе. Хороших идей очень много, плюс каждый концерт со звездами – не просто концерт, а составляющая задуманной нами работы. В планах – стать первым украинским коллективом, получившим «Грэмми» в номинации Long Music Video. У нас есть задумка снять двенадцать концертов с самыми харизматичными звездами джаза и издать их серией DVD. Три из них уже есть: Мариентал, Батлер и Эйерс. Еще осталось девять, и с этой серией, думаю, за год мы справимся, если будем активно работать и номинировать результаты на «Грэмми». Уверен, что у нас получится.
 
Источник: "What Hi-Fi" июль-август 2006